" Нас рекомендуют друзьям ".............................................. "Решаем проблемы, улаживаем конфликты"

.


Верховный суд РФ объяснил, когда дом без документов не самострой.

09:30 17/01/2018

Факт утраты архивных документов на старый дом и отсутствие информации об обстоятельствах его строительства не дают права властям признавать здание самостроем и отказывать в его регистрации. В случае длительного открытого и добросовестного владения недвижимостью владелец приобретает право собственности на имущество, напоминает Верховный суд (ВС) РФ.

Высшая инстанция рассмотрела жалобу жительницы Новосибирска, которая 20 лет прожила в жилом доме, построенном ещё в 1949 году, а когда захотела взять землю под ним в аренду, власти выяснили, что здание является самостроем и не может быть введено в эксплуатацию. Суды позицию чиновников поддержали.

Однако ВС РФ отметил, что при отсутствии правоустанавливающих документов на древние постройки ее владельцы могут ссылаться на приобретательную давность и на ее основании требовать регистрации собственности. Аргументом в пользу хозяина дома также следует считать отсутствие претензий со стороны властей и соответствие дома всем необходимым техническим параметрам, указывает суд. 

Суть спора

Суды установили, что спорный жилой дом на улице Декабристов был построен ещё в 1949 году, а в 1954, 1971, 1978, 1980, 2006, 2010 годах к нему добавляли пристройки. Владельцами дома, по данным технического учёта и технической инвентаризации, были учтены двое собственников, которые 1 апреля 1977 года продали его матери истицы за 3 тысячи рублей, о чем имеется соответствующая расписка. 

Из выписки домовой книги следует, что мать была зарегистрирована по адресу этого дома с апреля 1977 года, а заявительница – с ноября 1996 года. Когда мать истицы умерла, она вступила в наследство.

Летом 2016 года женщина попросила департамент земельных и имущественных отношений мэрии Новосибирска предоставить ей земельный участок под домом на условиях выкупа или аренды. И тогда выяснилось, что никаких документов на дом нет и он, по сути, является самостроем.

Из «Новосибирского городского архива» пришёл ответ, что в имеющихся на хранении документах за 1946–1957 года решение об отводе земельного участка и регистрации домостроения, расположенного на улице Декабристов не обнаружено.

Власти пришли к выводу, что земельный участок под домом не может быть сформирован и предоставлен, раз отсутствует правоустанавливающий документ на само жилое здание. Осенью же администрация отказала истице и в вводе дома в эксплуатацию. Тогда она обратилась за защитой своих прав в суд, однако и тот ее не поддержал.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что спорный жилой дом является самовольной постройкой, земельный участок, на котором расположен жилой дом, не сформирован и не поставлен на кадастровый учет, не предоставлен истцу на каком-либо праве, а потому оснований для признания права собственности на самовольную постройку не имеется в силу пункта 3 статьи 222 Гражданского кодекса РФ. 

Право на самострой

ВС напомнил, что право собственности на самовольную постройку может быть признано при одновременном соблюдении следующих условий:

— если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта;

— если на день обращения в суд постройка соответствует параметрам, установленным документацией по планировке территории, правилами землепользования и застройки или обязательными требованиями к параметрам постройки, содержащимися в иных документах;

— если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку, размер которых определит суд, уточняется в определении.

Приобретательная давность

Немаловажным фактором в подобных делах является приобретательная давность, на анализе которой ВС остановился подробно.

Суд напомнил, что если гражданин не является собственником недвижимости, но добросовестно, открыто и непрерывно владел им как своим собственным в течение 15 лет, то он приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность – часть 1 статьи 234 ГК РФ).

При этом действие статьи 234 ГК распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 года и продолжается в момент введения в действие части первой кодекса, указывает ВС.

Давностное владение является добросовестным и открытым, если гражданин не знал и не должен был знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности, но при этом не скрывал факта нахождения имущества в его владении, отмечает суд со ссылкой на постановления пленума Верховного суда № 10 и Высшего Арбитражного Суда № 22 от 29 апреля 2010 года.

В решении также указывается, что по смыслу статей 225 и 234 ГК, право собственности в силу приобретательной давности может быть получено как на имущество, принадлежащее другому лицу, так и на бесхозную вещь.

Возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 ГК РФ. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности, напоминает суд.

«По смыслу указанных положений закона и разъяснений пленума, давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею. Это относится к случаям, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может. При этом лицо владеет вещью открыто, как своей собственной, то есть вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула)», — резюмирует ВС.

Позиция ВС по делу

Согласно материалам дела, истица и ее мать открыто, непрерывно и добросовестно в течение почти 40 лет пользовались жилым домом и несли бремя расходов на его содержание.

За все это время никем, в том числе местной администрацией, не оспаривалось владение ни домом, ни землей под ним. Каких-либо требований о сносе дома либо его безвозмездном изъятии или об истребовании земельного также не заявлялось.

При этом согласно техническому заключению, жилой дом соответствует противопожарным нормам, его строительные конструкции не представляют опасности для жизни и здоровья людей, жилое помещение отвечает санитарно-эпидемиологическим требованиям, несущие и ограждающие конструкции находятся в работоспособном состоянии.

Между тем эти обстоятельства не были предметом исследования и оценки судебных инстанций полагавших, что они не имеют правового значения для рассмотрения возникшего спора, указывает ВС.

«Однако с этим выводом согласиться нельзя, поскольку само по себе отсутствие в архивном фонде документов об отводе земельного участка, а также невозможность доказать право собственности на основании надлежащим образом заключенного и зарегистрированного договора не препятствуют приобретению по давности недвижимого имущества, обстоятельства возведения которого неизвестны.

Иной подход ограничивал бы применение статьи 234 ГК РФ и введение в гражданский оборот недвижимого имущества, возведенного в период действия гражданского законодательства, не предусматривавшего признание права собственности на самовольную постройку, и в отношении которого истекли сроки предъявления требований о сносе», — отмечается в определении.

С учётом этих обстоятельств ВС отменил решение апелляционной инстанции и отправил дело на новое рассмотрение с этой стадии.

«При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, правоотношения сторон и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона», — отметил ВС РФ.

Комментарий эксперта

Верховный суд рассмотрел спор, когда дело не в самострое вовсе, а в иной житейской ситуации, когда документы на строительство дома не сохранились, как и документы по землеотводу, но владельцы такой недвижимости открыто, непрерывно и добросовестно осуществляют свои права (владеют и пользуются) своим имуществом много лет, включая смену владельца путем наследования и иных форм правопреемства, поясняет Управляющий партнёр «Тарло и партнеры» Алексей Попов.

По его словам, в таком случае признак самостроя имеется только один — отсутствие правоустанавливающего документа.

«Так вот в рассматриваемом споре и аналогичных случаях суд констатировал, что факт утраты архивных документов и неизвестности обстоятельств строительства при условии давности постройки и непрерывности открытого добросовестного владения более 15 лет не может быть основанием для отказа в оформлении права собственности на дом и на земельный участок. Отсутствие претензий со стороны государства по использованию такой недвижимости, требований о сносе такого дома как самостроя суд также выделил как обстоятельства, говорящие в пользу владельца. По совокупности таких обстоятельств, выявленных в данном споре, владельца вообще нельзя обвинять в незаконном строительстве, т.е. относить его дом к самострою, а соответственно, нет и оснований для отказа в оформлении его прав собственности по действующему законодательству и ограничивать другие его права собственника», — подчеркнул Попов. 

Алиса Фокс 

правовые позиции Верховного суда РФ в сфере недвижимости и строительства за 2017г

  1. 1. Предоставление земельных участков из публичной собственности

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 за 2017 года (утвержден Президиумом ВС РФ 16.02.2017)

 

П.27. Для отказа в предоставлении земельного участка в собственность по основанию, предусмотренному п. 17 ст. 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации, достаточно установить, что в соответствии с утвержденными документами территориального планирования и (или) документацией по планировке территории испрашиваемый участок предназначен для размещения объектов федерального значения, объектов регионального значения или объектов местного значения.

 

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 за 2017 г (Утвержден Президиумом ВС РФ от 26.04.2017 г.).

 

П.20. При приобретении одним лицом всех помещений в многоквартирном доме оно становится единственным собственном земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, с момента государственной регистрации права собственности на последнее помещение. Последующая гибель многоквартирного дома не прекращает право собственности этого лица на земельный участок.

 

Определение Верховного Суда от 31.08.2017 по делу № А14-2648/2016

 

Условиями реализации права на приватизацию земельного участка  или заключение договора аренды в предусмотренном пунктом 5.1 статьи 10  ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» № 101-ФЗ от 24.07.2002 порядке являются: особый статус субъекта, который вправе претендовать на льготное предоставление земельного участка (сельскохозяйственная организация или крестьянское (фермерское) хозяйство); использование земельного участка, выделенного в счет земельных долей; обращение в орган местного самоуправления с заявлением о заключении договора в установленный срок (в течение шести месяцев с момента государственной регистрации права муниципальной собственности на такой земельный участок); использование земельного участка должно иметь место до регистрации права муниципальной собственности на него.

 

Из буквального толкования приведенной нормы права следует, что заявитель должен доказать факт использования испрашиваемого им в собственность земельного участка, при этом закон не устанавливает основания использования, перечень доказательств, подтверждающих данный факт, а также не определяет срок использования участка и другие обстоятельства его использования с учетом особенностей ведения сельскохозяйственной деятельности.

 

При наличии судебного спора о  возникновении  оснований для приобретения прав на земельный участок в порядке, установленном указанной нормой, данный факт подлежит установлению судом на основе исследования и оценки относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, установленных главой 7 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации.

 

Использование земельного участка может подтверждаться   заключением и исполнением  договоров аренды, безвозмездного пользования, а также иных договоров, согласно которым земельный участок, находящийся в общей долевой собственности, передавался в пользование. В отсутствие договорных отношений или иного оформления правоотношений лицами, использующими земельный участок, могут быть представлены любые относимые и допустимые доказательства, подтверждающие использование земельного участка в сельскохозяйственных целях (например, сведения о расходах по обработке земельного участка и внесении удобрений, о проведении посевных работ и уборке урожая и другие).

 

Определение Верховного суда РФ от 25.10.2017г. по делу № А32-19029/2016

 

Разрешение спора о заключении договора купли-продажи или аренды земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, на основании пункта 5.1 статьи 10 Закона № 101-ФЗ связано с проверкой судом

 

соблюдения сельскохозяйственной организацией или крестьянским (фермерским) хозяйством всех условий для реализации права на льготное приобретение земельного участка, установленных указанной нормой.

 

В целях применения положений пункта 5.1 статьи 10 Закона № 101-ФЗ и установления факта использования земельного участка могут быть учтены как договорные отношения, так и фактическое использование сельскохозяйственной организацией или крестьянским (фермерским) хозяйством земельного участка, находившегося в общей долевой собственности до государственной регистрации права муниципальной собственности на такой земельный участок.

 

При этом указанный порядок предоставления земли по правилам приведенной нормы права не должен позволить приобрести земельный участок недобросовестному лицу. В связи с этим, использование должно быть законным и правомерным в том смысле, что толкование нормы пункта 5.1 статьи 10 Закона № 101-ФЗ не должно привести к передаче на льготных условиях земельного участка лицу, действующему недобросовестно и противоправно (например, в ситуациях захвата земельного участка, нарушения законных прав иных лиц и других случаях). Длительность использования, перерывы в использовании и другие обстоятельства использования земельного участка с учетом особенностей ведения сельскохозяйственной деятельности также могут быть приняты во внимание судом при оценке добросовестности заявителя и наличии у него права на льготное оформление земельного участка.

 

Определение Верховного Суда РФ от 20 июля 2017 г. по делу № А46-14353/2015

 

Из части  4.1 статьи 25 ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 08.11.2007 № 257-ФЗ следует, что соглашения об установлении частных сервитутов заключаются между владельцами автомобильных дорог и собственниками объектов дорожного сервиса, рекламных конструкций в целях строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов дорожного сервиса, их эксплуатации, а также для размещения необходимых для функционирования объектов дорожного сервиса мест отдыха и стоянок транспортных средств, установки и эксплуатации рекламных конструкций.  Такое соглашение заключается владельцем автомобильной дороги, которому земельный участок передан  на праве постоянного (бессрочного) пользования, по согласованию с собственником земельного участка в лице органа государственной власти или органа местного самоуправления, уполномоченных на предоставление данных земельных участков.

 

Таким образом, ни положениями Земельного кодекса Российской Федерации, ни Закона об автомобильных дорогах не установлено оснований для предоставления свободного (не предоставленного иному лицу) земельного участка, находящегося в публичной собственности, расположенного в полосе отвода автомобильной дороги, гражданину или юридическому лицу только на условиях сервитута.

 

Определение Верховного суда РФ от 26.10.2017г. по делу № А06-436/2016

 

Ввиду отсутствия в спорный период законодательно установленной обязанности органа местного самоуправления по заключению договора аренды публичных земельных участков для размещения торговых павильонов сроком на 49 лет понуждение арендодателя заключить договор аренды на срок больший по сравнению с тем, на который он желает передать имущество в аренду, противоречит законодательству, а также публичным интересам органа местного самоуправления в сфере социально-экономического развития города и развития торговой деятельности в целях удовлетворения потребностей отраслей экономики в произведенной продукции, обеспечения доступности товаров для населения, формирования конкурентной среды, поддержки российских производителей товаров

 

  1. Плата за землю

Определение Верховного Суда РФ от 28 апреля 2017 года по делу № А40-189497/2015

 

В силу  пунктов 5 и 6 статьи 36 ЗК РФ правоотношения  по предоставлению в собственность земельного участка собственнику расположенного на участке объекта недвижимости возникают в связи с подачей этим лицом соответствующего заявления, а по смыслу пункта 1 статьи 2 ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» № 137-ФЗот 25.10.2001 определяющим критерием применения льготных цен при выкупе указанных в данном пункте земельных участков является факт обращения собственника недвижимого имущества с надлежащим заявлением о выкупе земельного участка до 01.07.2012.

 

Определение Верховного Суда РФ от 30 мая 2017 г. по делу № А60-55635/2015

 

Плата за аренду муниципального здания включает в себя и плату за пользование земельным участком. Поскольку при толковании условий договора по правилам статьи 431 Гражданского кодекса установлено, что в договоре аренды нежилого помещения отсутствует волеизъявление сторон по вопросу установления отдельной арендной платы за пользование земельным участком, и в настоящем случае нормативно не предусмотрено взимание платы за пользование земельным участком, на котором расположены переданные в аренду муниципальные объекты, то в силу пункта 2 статьи 654 Гражданского кодекса внесенная Предприятием по договору аренды плата за пользование помещениями включает плату за пользование земельным участком, на котором расположено нежилое здание. В связи с этим, не имеется оснований для удовлетворения требований Комитета о взыскании с ответчика неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

 

Определение Верховного Суда РФ от 01.06.2017 по делу А55-4072/2016

 

Определяя размер стоимости выкупаемого земельного участка по правилам статьи 36 Земельного кодекса, суды не учли, что льготная цена выкупа земельных участков, на которых расположены здания, строения, сооружения, применяется только к правоотношениям по отчуждению земельных участков лицам, уже являющимся собственниками строений, зданий, сооружений, находившихся ранее в государственной или муниципальной собственности.

 

Учитывая, что по договору купли-продажи общество одновременно приобретало здание и соответствующий земельный участок, то есть на момент заключения договора не являлось собственником здания, выкупная цена как здания, так и земельного участка обоснованно была определена департаментом исходя из рыночной стоимости названного имущества.

 

Указанная правовая позиция была сформирована постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 
от 03.04.2012 № 14556/11, согласно которой в случае одновременного приобретения на основании положений ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 22.07.2008 № 159-ФЗ здания и земельного участка, выкупная цена как здания, так и земельного участка должна определяться исходя из их рыночной стоимости.

 

Определение Верховного Суда РФ от 22.06.2017 г. по делу А41-80674/2014

 

В пункте 100 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что признавая сделку недействительной в части, суд в решении приводит мотивы, исходя из которых им был сделан вывод о том, что сделка была бы совершена сторонами и без включения ее недействительной части (статья 180 ГК РФ); при этом в силу пунктов 1 и 4 статьи 421 ГК РФ признание судом недействительной части сделки не должно привести к тому, что сторонам будет навязан договор, который они не намеревались заключать; в связи с этим при решении вопроса о признании недействительной части сделки или сделки в целом суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 65 АПК РФ).

 

При рассмотрении дела ответчик ссылался на указанные разъяснения, однако суды не вынесли на обсуждение сторон вопрос о том, был бы заключен  спорный договор по иной цене. Между тем ответчик был вправе в порядке переоформления права постоянного (бессрочного) пользования выбрать: выкупить земельный участок или заключить с истцом договор аренды. Общество указало, что выразило согласие на заключение договора купли-продажи участка на указанных в нем условиях по цене 422 314 рублей, и ему не может быть навязан договор купли-продажи, который оно не намеревалось заключать.

 

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017)»(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017) (Определение ВС РФ от 30 мая 2017 года по делу № 33-8179/2016 (№14-КГ17-12))

 

Цена находящегося в государственной собственности земельного участка, выкупаемого собственником расположенных на нем строений, определяется исходя из кадастровой стоимости этого участка на момент обращения с заявлением о выкупе в уполномоченный орган.

 

Определение Верховного суда РФ от 23.11.2017г. по делу № А56-33380/2016

 

Право собственности на долю в праве на земельный участок возникает у покупателя помещений в силу закона с момента государственной регистрации перехода к нему права собственности на помещения в здании (статья 131, пункт 2 статьи 223, пункт 4 статьи 244 ГК РФ).

 

В связи с приобретением ответчиком доли в праве на земельный участок он обязан уплачивать земельный налог. В случае если после возникновения долевой собственности земельный налог был полностью уплачен продавцом, он вправе требовать возмещения его расходов на уплату земельного налога по правилам о неосновательном обогащении.

 

Определение Верховного суда РФ от 19.12.2017г. по делу № А65-6671/2016

 

В случае если земельный участок, на котором расположено приобретенное предпринимателем здание, принадлежал обществу (продавцу) на праве постоянного (бессрочного) пользования, и ни общество до продажи объекта недвижимости, ни предприниматель после приобретения этого объекта не исполнили обязанность, предусмотренную пунктом 2 статьи 3 ФЗ от 25.10.2001 № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» и не обратились до 01.07.2012 с заявлениями о переоформлении права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком на право аренды, данное право не переоформили, размер платы за пользование участком, право государственной собственности на который не разграничено, подлежит определению на основании действовавших в спорный период нормативных правовых актов субъекта об установлении арендной платы.

 

При этом с собственника здания (предприниматель) возможно взыскать неосновательное обогащение в размере арендной платы и проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленные на сумму долга. Правовым основанием для взыскания с ответчика как фактического пользователя земельного участка являются статья 1102 ГК РФ, статьи 1 и 65 ЗК РФ.

 

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 3 квартал 2017 года (утвержден Президиумом ВС РФ 12.07.2017 г.)

 

Пункт 23. При расчете арендной платы за пользование земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, и неустойки, начисленной на сумму долга, необходимо учитывать кадастровую стоимость спорного земельного участка, установленную вступившим в законную силу судебным актом, с даты, указанной в этом судебном акте, а не с даты внесения сведений об этой стоимости в государственный кадастр недвижимости.

 

  1. Аренда земельных участков

Определение Верховного Суда РФ от 19.09.2017 г. по делу № А41-27734/2016

 

Установив, что заявитель является арендатором земельного участка на основании договора, заключенного до 01.03.2015, что на предоставленном ему в аренду земельном участке расположен объект незавершенного строительства, и в нарушение пункта 5 статьи 39.17 Земельного кодекса Российской Федерации администрация в установленный законом срок не совершила действий по принятию решения по заявлению общества, тем самым осуществив незаконное бездействие, суд апелляционной инстанций правомерно пришел к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения заявленных 6 требований, отказав в части удовлетворения требований к комитету ввиду отсутствия у него полномочий по принятию такого рода решений.

 

Определение Верховного Суда РФ от 8 февраля 2017 г. по делу № А46-6835/2015

 

Арендатор, получивший в аренду принадлежащий администрации города земельный участок для целей строительства без проведения торгов в соответствии с положениями ст. 39.6 ЗК РФ, не успевший построить здание до окончания срока договора аренды, но принявший в этот срок меры к началу строительства (получивший разрешение на строительство, понесший расходы на подготовку строительства, заключивший соответствующие договоры с той же администрацией и др.), вправе претендовать на продление с ним договора аренды на новый срок без проведения торгов. Отказ администрации города, выдавшей арендатору разрешение на строительство незадолго до окончания срока аренды, от продления с таким арендатором договора может рассматриваться как злоупотребление администрацией правом в связи с нарушением разумных ожиданий арендатора.

 

Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за 3 квартал 2017 года (утвержден Президиумом ВС РФ 12.07.2017 г.)

 

Пункт 5. Арендная плата не подлежит взысканию с арендатора в случае, если в результате противоправных действий арендодателя он был лишен возможности пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды или целевым назначением этого имущества.

 

Определение Верховного суда РФ от 27.06.2017 г. по делу № А41-13398/2016

 

В пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» также разъяснено, что пункт 2 статьи 610 ГК РФ предусматривает право каждой из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, немотивированно отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону в названные в данной норме сроки. Эта норма хотя и не содержит явно выраженного запрета на установление иного соглашением сторон, но из существа законодательного регулирования договора аренды как договора о передаче имущества во временное владение и пользование или во временное пользование (статья 606 ГК РФ) следует, что стороны такого договора аренды не могут полностью исключить право на отказ от договора, так как в результате этого передача имущества во владение и пользование фактически утратила бы временный характер.

 

Таким образом, реализация предоставленного законом арендодателю права на отказ от договора аренды, возобновленного на неопределенный срок, не ставится в зависимость от каких-либо специальных ограничений, а также наличия либо отсутствия на земельном участке, являющемся предметом договора аренды, объекта недвижимого имущества; арендодателя нельзя ограничить в реализации им права на отказа от договора и установить бессрочный режим аренды. Такое право подлежит реализации как в отношении незастроенного земельного участка, так и участка, на котором находятся объекты недвижимости или объекты, строительство которых не завершено.

 

Определение Верховного Суд РФ от 17 апреля 2017 г. по делу № А75-236/2016

 

Судами установлено и сторонами не оспаривается, что обществом на законных основаниях в соответствии с договором аренды земельного участка и разрешением на строительство на спорном земельном участке возведен объект до уровня первого этажа, поэтому возведенный объект является недвижимой вещью (объектом незавершенного строительством) независимо от государственной регистрации прав нее. Учитывая данное обстоятельство, если на спорном земельном участке находится незавершенный строительством объект недвижимости, статья 622 Гражданского кодекса Российской Федерации не может быть применена к рассматриваемым отношениям и служить основанием для возложения на общество обязанности по освобождению земельного участка, независимо от того расторгнут или прекращен договор аренды земельного участка.

 

Определение Верховного суда РФ от 18.12.2017г. по делу № А70-9966/2016

 

Для заключения с Организацией договора аренды без проведения торгов отсутствовало условие, установленное подпунктом 4 пункта 4 статьи 39.6 ЗК РФ, поскольку на момент принятия оспариваемого отказа, а также на момент вынесения всех оспариваемых судебных актов нижестоящих инстанций, не имелось оснований, предусмотренных подпунктами 1 — 30 пункта 2 статьи 39.6 ЗК РФ. Объектов незавершенного строительства на спорном земельном участке, дающих право на заключение договора аренды без торгов однократно для завершения их строительства собственникам объектов незавершенного строительства, также не имелось (подпункт 10 пункта 2 статьи 39.6 ЗК РФ, пункт 21 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации»).

 

При таких обстоятельствах отсутствовала совокупность условий, установленных пунктами 3 и 4 статьи 39.6 ЗК Российской Федерации, для заключения с Организацией нового договора аренды без проведения торгов.

 

Суд учел также и те обстоятельства, что общий срок аренды Организацией спорного земельного участка на момент рассмотрения дела судами составил более 9 лет; судебные споры по вопросу о выдаче разрешения на строительство возникли по истечении более 8 лет со дня предоставления земельного участка в аренду, а первоначальное разрешение на строительство Организация получила по истечении 5 лет с даты заключения договора; вступившими в законную силу судебными актами по другому делу отказано в удовлетворении требований Организации о признании недействительным постановления администрации об отказе в изменении вида разрешенного использования земельного участка с вида разрешенного использования «под строительство многопрофильного спортивно-оздоровительного комплекса» на условно разрешенный вид использования «для размещения многоквартирных жилых домов с объектами делового, общественного и обслуживающего назначения (физкультурно-оздоровительный комплекс)». В связи с вышеизложенным, заявленные требования Общества удовлетворению не подлежат.

 

  1. Защита прав на недвижимость

Определение Верховного Суда РФ от 16 февраля 2017 г. по делу № А35-8054/2015

 

Арендатор, получивший земельный участок во владение с целью строительства, вправе предъявить иск о признании отсутствующим зарегистрированного в реестре за третьим лицом права собственности на расположенный на арендуемом им земельном участке объект, ошибочно признанный недвижимостью. Такой иск, являясь, по сути, разновидностью негаторного иска, представляет собой надлежащий способ защиты прав арендатора по договору строительной аренды.

 

Определение Верховного Суда РФ от 27 июня 2017 г. по делу № А08-7941/2015

 

В пункте 52 постановления Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

 

Ввиду того, что запись в ЕГРП (в настоящее время — Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН)) о собственности ответчика на спорный участок нарушает право истца на приватизацию этого участка, данное право Шаполовой С.А., владеющей участком в связи нахождением на нем принадлежащего ей объекта недвижимости, не может быть защищено путем признания права долевой (вместе с Мишиной Т.А.) собственности в отсутствие доказательств законности возникновения у ответчика такого права. Следовательно, единственным возможным в данном случае способом защиты нарушенного права истца является предъявление требования о признании отсутствующим незаконно зарегистрированного права собственности ответчика на спорный участок.

 

Определение Верховного Суда РФ от 25 мая 2017 года по делу № А53-31673/2015

 

Предъявить иск о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на объект, который не обладает признаками недвижимого имущества, вправе собственник земельного участка, на котором этот объект расположен, арендатор земельного участка, которому участок предоставлен его собственником для строительства объекта недвижимости, а также в исключительных случаях лица, законные права которых нарушены юридическим фактом регистрации права собственности иного лица на спорный объект.

 

Понежина Ю.М. не является ни собственником, ни арендатором, земельного участка, находящегося в государственной собственности, на котором расположено спорное здание склада, принадлежащее с 2008 года Хворову В.А.

 

Свое право на предъявление настоящего иска Понежина Ю.М. обосновала тем, что она претендует на выкуп находящегося в государственной собственности земельного участка, сформированного по ее заявлению в 2014 году для эксплуатации приобретенных ею в 2012-2013 годах всех помещений административно-бытового корпуса, а наличие в границах сформированного участка здания склада, принадлежащего Хворову В.А., является препятствием для приватизации этого участка.

 

Поскольку спорный склад расположен на государственном земельном участке более 20 лет, ранее находился в государственной собственности,  публичный собственник участка не высказывал возражений против нахождения этого объекта на участке и его наличие не являлось препятствием для эксплуатации административно-бытового корпуса. При приобретении данного здания Понежиной Ю.М было известно о нахождении на земельном участке  склада, у судов не имелось оснований считать, что государственной регистрацией права собственности ответчика на спорный объект нарушены законные права истца, и он вправе требовать признания отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект, который на момент составления плана приватизации от 09.12.1992 и на момент приобретения его Хворовым В.А. (29.02.2008) был учтен как объект недвижимости и согласно имеющемуся в деле техническому паспорту, имеет бетонный фундамент и металлические стены.

 

Определение Верховного Суда РФ от 09 октября 2017 года по делу № А32-29459/2012

 

Действующее законодательство допускает защиту конкурсной массы как путем предъявления арбитражным управляющим иска о признании недействительной первой сделки об отчуждении имущества должника и применении последствий ее недействительности в виде взыскания стоимости отчужденного имущества с первого приобретателя (статьи 61.1, 61.6 Закона о банкротстве), так и путем предъявления иска об истребовании этого же имущества из незаконного владения конечного приобретателя (статья 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации).

 

По смыслу разъяснений, данных в абзаце четвертом – пятом пункта 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», виндикационный иск не подлежит удовлетворению, если к моменту его рассмотрения стоимость вещи уже будет полностью возвращена должнику стороной первой сделки. В иных случаях допускается вынесение двух судебных актов (о применении последствий недействительности сделки путем взыскания стоимости вещи с первого приобретателя и о виндикации той же вещи у конечного приобретателя). При наличии таких судебных актов, если один из них будет исполнен, исполнительное производство по второму оканчивается судебным приставом-исполнителем в порядке статьи 47 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

 

Таким образом, правовые механизмы, ограничивающие возможность должника  восстановить владение вещью и одновременно получить денежные средства, составляющие ее стоимость, подлежали применению на стадии исполнения постановления суда апелляционной инстанции.

 

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017)»(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017)

 

(Определение ВС РФ от 23 мая 2017 года по делу № 2-1233/2016(2-10943/2015;)~М-10312/2015 (№ 1-КГ17-6)

 

В соответствии с п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» судам следует учитывать, что в силу ч. 10 ст. 32 ЖК РФ признание в установленном порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции является, по общему правилу, основанием для предъявления органом, принявшим такое решение, к собственникам жилых помещений в указанном доме требования о его сносе или реконструкции в разумный срок за счет их собственных средств.

 

В том случае, если собственники жилых помещений в предоставленный им срок не осуществили снос или реконструкцию многоквартирного дома, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором расположен указанный аварийный дом, для муниципальных нужд (чтобы на территории муниципального образования не было жилого дома, не позволяющего обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан) и, соответственно, об изъятии каждого жилого помещения в доме путем выкупа, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию. К порядку выкупа жилых помещений в аварийном многоквартирном доме в этом случае применяются нормы ч. 1-3, 5-9 ст. 32 ЖК РФ. При этом положения ч. 4 ст. 32 ЖК РФ о предварительном уведомлении собственника об изъятии принадлежащего ему жилого помещения применению не подлежат.

 

При этом, в соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Несоблюдение органом местного самоуправления установленной законом процедуры, что имеет место по настоящему делу, не должно умалять права истца и препятствовать их восстановлению.

 

Определение Верховного Суда РФ от 09 октября 2017 г. по делу № А32-29459/2012

 

Применяя последствия недействительной сделки, суды апелляционной инстанции и округа обоснованно указали на необходимость применения специальных положений пунктов 1 и 2 статьи 61.6 Закона о банкротстве и сложившейся практике их применения (определения Судебной

 

коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

от 21.07.2015 № 303-ЭС15-2858 и от 24.12.2015 № 303-ЭС15-11427), в связи с

 

чем правильно взыскали с гражданки (покупателя) рыночную стоимость недвижимости, признав за ней право на предъявление холдинговой компании

 

требования в размере денежной суммы, фактически уплаченной по спорному

 

договору.

 

В случае продажи впоследствии недвижимого имущества третьему лицу, такое лицо не может быть признано добросовестным при нижеследующих обстоятельствах. Имущество приобреталось третьим лицом по цене в несколько раз ниже рыночной, что должно было вызвать у любого разумного участника гражданского оборота обоснованные сомнения. Договор подписан в день подачи заявления о признании недействительной сделки, по которой право собственности перешло к гражданке, а регистрация перехода права собственности на имущество к третьему лицу осуществлена после того как стала общедоступной информация о настоящем споре.

 

При вышеуказанных обстоятельствах должна быть учтена правовая позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 9 информационного письма от 13.11.2008 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения», явно заниженная цена продаваемого имущества может свидетельствовать о том, что приобретатель не является добросовестным. Намереваясь приобрести имуществом по явно заниженной стоимости, покупатель, проявляя обычную при таких обстоятельствах степень осмотрительности, должен предпринять дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи.

 

Определение Верховного Суда РФ от 17.11.2017 г. по делу № А40-179200/2015

 

В случае, если продавец (строительное управление) и покупатель (общество) заключили договор купли-продажи недвижимого имущества (здания в рамках рассматриваемого дела), денежные средства в полном объеме перечислены покупателем продавцу, а решением суда продавец (строительное управление) признано несостоятельным (в отношении него открыто конкурсное производство), рассмотрение требования покупателя (общества) о государственной регистрации вне рамок дела о банкротстве недопустимо.

 

В пункте 1 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что переход права собственности на недвижимость по договору купли-продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации. Согласно пункту 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности переходит к приобретателю по договору с момента передачи вещи, если иное не установлено договором или законом. В отношении недвижимого имущества момент перехода права собственности императивно привязан к моменту регистрации такого перехода (пункт 2 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации).

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на день открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу, из которой осуществляется удовлетворение требований конкурсных кредиторов должника.

 

Приведенные выводы соответствуют правовой позиции, сформулированной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.06.2014 № 2826/14 и определениях Верховного Суда Российской Федерации от 18.08.2016 № 301-ЭС16-4180, от 26.12.2016, № 308-ЭС15-12123 и 17.10.2017 №305-ЭС17-12927.

 

  1. Общая собственность

Определение Верховного Суда РФ от 27 декабря 2016 г. по делу № А32-18401/2015

 

Вывод судов первой и кассационной инстанций о возможности изменения долей в праве общей собственности при улучшении общего имущества одним из участников с согласия остальных участников только при наличии соответствующего соглашения его участников противоречит положениям ч. 3 ст. 245 ГК РФ, не предусматривающей такого дополнительного условия для увеличения доли. Для изменения доли указанная норма предусматривает сам факт выполнения неотделимых улучшений общего имущества одним сособственником, но при соблюдении порядка пользования общим имуществом, т.е. при согласии на выполнение неотделимых улучшений всеми иными сособственниками. Иной подход влечет нарушение прав одного участника общей долевой собственности, за свой счет улучшившего общее имущество с согласия другого участника, имущественная оценка доли которого возросла в результате такого улучшения, но который возражает против увеличения доли выполнившего их участника. Согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения.

 

Определение Верховного Суда РФ от 11.09.2017 г. по делу № А40-199718/2015

 

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной ранее в определениях от 04.07.2016 № 304-КГ16-1613 и от 22.11.2016 № 305-КГ16-3100, при размещении и эксплуатации оборудования, необходимого для оказания услуг связи гражданам, проживающим в многоквартирных домах, оператор связи обязан руководствоваться также нормами статьи 6 Федерального закона Российской Федерации от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи», в соответствии с которыми организации связи вправе осуществлять строительство, эксплуатацию средств связи и сооружений связи при наличии соответствующего договора с собственником или иным владельцем зданий. При этом собственник или иной владелец указанного недвижимого имущества вправе требовать от организации связи соразмерную плату за пользование этим имуществом, если иное не предусмотрено федеральными законами.

 

Следовательно, действия управляющей компании по направлению обществу «Мультискан» предложения по изменению размера платы за оказание услуги по размещению оборудования произведены в рамках реализации своих прав и полномочий по управлению многоквартирным домом и в интересах собственников многоквартирных домов, вытекают из условий заключенного с организацией связи договора, соответственно, возникающие при этом споры сторон договора подлежат разрешению в соответствии с положениями гражданского законодательства.

 

Определение Верховного Суда РФ от 28.11.2017 г. по делу № А55-14320/2016

 

Указание в договоре в качестве приобретателя недвижимого имущества одного из супругов само по себе не свидетельствует о приобретении имущества в его личную собственность, и несмотря на то, что государственная регистрация перехода прав на основании договора производится на того супруга, который выступил покупателем, другой супруг также является полноправным собственником имущества, на которое распространяется режим общей совместной собственности супругов. При этом другой супруг также имеет право владения, пользования и распоряжения спорным помещением, а также правом на совершение сделок с данным объектом недвижимого имущества (в рассматриваемом случае – заключение договора аренды).

 

Иной подход, заключающийся в возможности совершения сделок с недвижимостью только супругом, право собственности которого зарегистрировано в ЕГРП, но в отношении имущества, являющегося в силу закона объектом общей совместной собственности, противоречит положениям статей 33-35 Семейного кодекса и не учитывает особенности этого вида собственности, основывающегося на особых, доверительных отношениях супругов.

 

Таким образом, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу о несоответствии оспариваемого отказа Управления Росреестра требованиям закона ввиду отсутствия предусмотренных статьей 20 Закона о регистрации оснований для отказа в регистрации договора аренды (на основании абзацев 10 и 11 пункта 1 статьи 20 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним») со ссылкой на наличие в ЕГРП записи о праве собственности только за одним супругом (регистрирующий орган пришел к неправильному выводу об отсутствии у другого супруга права на распоряжение спорным имуществом).

 

  1. Долевое строительство, инвестиционная деятельность

Определение Верховного Суда Российской Федерации № 307-ЭС16-20971 от 25 августа 2017 г.

 

Требования участника долевого строительства о возврате денежных средств по договору участия в долевом строительстве (исполнение в соответствии с условиями договора было осуществлено третьему лицу) обеспечивается залогом права аренды и в соответствующей части объекта незавершенного строительства (на часть долей СОЮ были признаны права собственности на квартиры)

 

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 г. по делу №А21-4875/2016

 

Поскольку основанием возникновения права собственности общества является вступивший в законную силу судебный акт, у судов не имелось оснований придавать указанному акту приема – передачи  самостоятельного правоустанавливающего значения как сделки по распоряжению имуществом наряду с другим законным основанием  возникновения права собственности общества на этот объект.  Необоснованное допущение конкуренции оснований возникновения права собственности является  недопустимым, поскольку  это сводится к  нивелированию  судебного акта.

 

Такой подход  Управления Росреестра свидетельствует  о неисполнении вступившего в законную силу судебного акта и по существу блокирует реализацию  судебной защиты лица, права которого были установлены судебным актом. Отказ в государственной регистрации права собственности  такого лица при наличии соответствующего судебного акта влечет неопределенность в его имущественных правах,  нарушая его законный интерес в легализации права собственности  в установленном законом порядке, что является нарушением принципа правовой определенности.

 

Определение Верховного Суда РФ от 15.09.2017 г. по делу № 307-ЭС17-4212

 

С момента подписания передаточного акта участник долевого строительства владеет, пользуется построенным объектом недвижимости, то есть фактически осуществляет права собственника, и именно с этого момента вправе обратиться с заявлением в регистрирующий орган о государственной регистрации своего права.

 

Основанием владения объектом недвижимости является соответствующий договор, по которому помещение передано застройщиком участнику долевого строительства. При этом собственником станет именно лицо, которому передано помещение от застройщика, поскольку данное лицо после передачи не сможет включить в оборот указанное помещение до регистрации права собственности на себя.

 

Следует отметить, что несмотря на то, что участники долевого строительства, не зарегистрировавшее еще свое право, формально не являются собственниками, у них с момента подписания передаточного акта уже возникают обязанности: по внесению платежей за жилое помещение и коммунальные услуги (статья 10, пункт 6 части 2 статьи 153 Жилищного кодекса Российской Федерации) и платежей за содержание общего имущества многоквартирного дома.

 

Из вышеизложенного следует, что в отношениях, связанных с управлением общим имуществом, участник долевого строительства становится правомочным с момента передачи ему помещения.

 

Определение Верховного Суда РФ от 07.12.2017 г. по делу № А09-10227/2014

 

Уклонение стороны спорного договора от подписания акта о реализации инвестиционного проекта представляет собой неисполнение договорного обязательства, препятствующее истцу оформить права на объект, созданный на его средства, поэтому суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу о том, что иск о понуждении исполнения этого обязательства является в данном случае надлежащим способом защиты нарушенного права.

 

Данный вывод соответствует правовой позиции, сформулированной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.06.2013 № 1276/13, где в том числе указано, что в случае удовлетворения такого иска суд, руководствуясь нормами закона, применимыми к отношениям сторон, и условиями заключенного инвестиционного контракта, указывает в судебном акте результат раздела между сторонами созданного инвестиционного объекта (помещений в созданном объекте или доли в праве собственности на него). Такой судебный акт, вступивший в законную силу, представляется вместо акта о реализации инвестиционного проекта для регистрации права собственности его участников на указанные в нем объекты.

 

  1. Ипотека

Определение Верховного Суда РФ от 14.08.2017 г. по делу А12-12549/2015

 

 Во избежание негативных последствий пропуска срока на предъявление кредиторами требований (абзац третий пункта 1 статьи 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002г. № 127-ФЗ) и реализации статуса залогового кредитора (пункт 4 статьи 138 Закона о банкротстве), суд вправе признать требования кредитора обеспеченными залогом на незарегистрированный объект, в отношении которого представлены достаточные доказательства соответствия его признакам объекта недвижимого имущества (без учета регистрации), применив предусмотренный частью 5 статьи 13 Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» порядок, регулирующий схожие правоотношения, согласно которому застройщик обязан зарегистрировать право собственности на объект незавершенного строительства при возникновении оснований для обращения взыскания на предмет залога. При уклонении застройщика от государственной регистрации права собственности на объект незавершенного строительства государственная регистрация права собственности на такой объект осуществляется на основании решения суда, принятого по иску участника долевого строительства об обращении взыскания на предмет залога.

 

Определение ВС РФ от 28.09.2017 по делу № А40-46238/2016

 

В соответствии со статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации признание объекта недвижимости самовольной постройкой может осуществляться в рамках рассмотрения вопросов о ее сносе или о признании права собственности на самовольную постройку.

 

Поскольку такие иски на разрешение суда не передавались, в настоящем деле не подлежали исследованию обстоятельства, связанные с соблюдением градостроительных и строительных норм и правил при возведении (реконструкции) нежилого здания. Запись о правах добросовестного залогодержателя на здание могла быть аннулирована лишь в случае принятия в порядке, предусмотренном статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, решения о сносе самовольной постройки и его исполнения (абзац третий пункта 23 совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

 

Кроме того, общество как собственник нежилого здания должно было обладать полной информацией об этом объекте. Оно выразило волю на передачу здания в ипотеку, подписав договор и представив необходимые документы для государственной регистрации обременения, при этом не оспаривало сделку вплоть до возбуждения в суде общей юрисдикции производства по делу об обращении взыскания на заложенное имущество. Данное общество не предприняло никаких мер к устранению недостатков недвижимости, которые якобы имели место, путем приведения здания в надлежащее состояние.

 

Иск общества направлен исключительно на снятие обременения с одновременным сохранением как самого объекта в натуре, так и записи в государственном реестре о праве собственности общества на него. Указанные обстоятельства свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны общества (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). При указанных обстоятельствах заявленное названным обществом требование не подлежало удовлетворению.

 

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2017 года по делу № А41-25727/2016

 

То обстоятельство, что право аренды земельного участка обременено залогом на основании статьи 13 Закона об участии в долевом строительстве, не может служить законным препятствием для реализации собственником-арендодателем своих прав, охраняемых законом интересов и внесения в Единый государственный реестр недвижимости регистрационной записи, подтверждающей факт прекращения арендных правоотношений.

 

Управляющая компания не является участником взаимоотношений, касающихся залога права аренды земельного участка, соответственно, не имела возможности выполнить требование Управления Росреестра и представить на государственную регистрацию заявления о прекращении записи об ипотеке права аренды земельного участка и документы, подтверждающие исполнение обязательств застройщиком по договорам долевого участия в строительстве.

 

  1. Градостроительная деятельность

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 01.08.2017 г. по делу А70-2706/2016

 

В силу законодательного регулирования использования воздушного пространства Российской Федерации и связанных с этим ограничений, установленных законом в целях соблюдения безопасности граждан и обеспечения деятельности в области авиации,  суды не учли, что, по сути, возникший между заявителями и ответчиком спор имеет публично-правовой характер, связанный с необходимостью проверки соответствия закону выданного разрешения на строительство по правилам, предусмотренным главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Поскольку в соответствии с частью 1 статьи 198 указанного кодекса организации  вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, настоящий спор должен быть рассмотрен по существу. При этом, если выданное разрешение на строительство не соответствует требованиям закона, что может повлечь нарушение прав участников долевого строительства в случае предоставления им жилого помещения в доме, возведенном с нарушением требований закона,  они не лишены возможности обратиться за судебной  защитой своих нарушенных прав к лицам, допустивших такое строительство.

 

  1. Административная ответственность

Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 по делу № А56-5983/2016

 

Заявление Общества о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 8.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), и о признании недействительным предписания об устранении выявленного нарушения требований земельного законодательства Российской Федерации подведомственно арбитражному суду.

 

В частности, рассмотрение дел об оспаривании юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями постановлений административных органов о привлечении к административной ответственности отнесено к предметной компетенции (подведомственности) арбитражных судов на основании части 3 статьи 30.1 КоАП РФ.

 

Как разъяснено в пункте 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 № 2 (редакция от 10.11.2011) «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», указанные постановления могут быть обжалованы заинтересованным лицом в арбитражный суд в случае, если юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем совершено административное правонарушение, связанное с осуществлением им предпринимательской и иной экономической деятельности.

 

В целях исключения противоречий, при определении компетенции судов в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 1 (2014) (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.12.2014) разъяснено, что в тех случаях, когда объективная сторона административного правонарушения, совершенного юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выражается в действиях (бездействии), направленных на нарушение или невыполнение норм действующего законодательства в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в области охраны окружающей среды и природопользования, безопасности дорожного движения, пожарной безопасности, законодательства о труде и охране труда, жалобы на постановления административных органов о привлечении к административной ответственности, в любом случае подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции.

 

Определение Верховного Суда РФ от 15 августа 2017 года по делу № А27-6440/2016

 

На момент утверждения Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.12.2013 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, у контролирующего органа, осуществляющего на основании ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 30.12.2004 № 214-ФЗ контроль (надзор) в области долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, отсутствовали полномочия по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью жилищно-строительных кооперативов по привлечению денежных средств граждан для строительства многоквартирных домов и иных объектов недвижимости. Однако указанные полномочия были предоставлены контролирующему органу в соответствии с положениями статьи 123.2 Жилищного кодекса, введенной в действие с 25.07.2015 Федеральным законом от 13.07.2015 № 236-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

 

Таким образом, после введения в действие статьи 123.2 Жилищного кодекса инспекция обладала соответствующими полномочиями для проверки деятельности кооператива, связанной с привлечением денежных средств граждан для строительства многоквартирного дома, в связи с чем, суд кассационной инстанции необоснованно применил к рассматриваемым правоотношениям положения пункта 11 указанного Обзора Верховного Суда Российской Федерации.

 

При этом следует иметь в виду, что в пункте 11 указанного Обзора сделан вывод о том, что Закон № 214-ФЗ не регулирует отношения, возникающие в связи с долевым строительством между гражданами и жилищно-строительными либо жилищными накопительными кооперативами. Однако это не означает, что данный закон не регулирует отношения между названными кооперативами и государством в лице контролирующих органов в сфере контроля за законностью привлечения денежных средств граждан для строительства многоквартирных домов.

 

  1. Прочие вопросы

Определение Верховного Суда РФ от 28.11.2017 г. по делу № А40-83537/2016

 

Статьями 296, 298 ГК РФ, определяющими права и обязанности собственника и учреждения в отношении имущества, находящегося в оперативном управлении, не предусмотрено сохранение обязанности собственника по содержанию переданного в оперативное управление имущества, поэтому собственник, передав во владение имущество на данном ограниченном вещном праве, возлагает на него и обязанности по его содержанию.

 

Таким образом, управляющая организация может обратиться с иском о взыскании расходов на содержание общего имущества к лицу, у которого данное помещение находится на праве оперативного управления.

 

Данный вывод соответствует правовой позиции Судебной коллегии по экономическим спорам, сформулированной в определении от 13.10.2015 по делу № 304-ЭС15-6285 (дело № А70-5139/2014)

 

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017)»(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017) (Определение ВС РФ от 25 сентября 2017 года по делу № А40-231248/2015)

 

Отказ уполномоченного органа в предоставлении в собственность субъекту малого и среднего предпринимательства недвижимого имущества на основании ст. 3 Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», является правомерным, если на момент принятия данного решения договор аренды прекращен и в действиях арендодателя отсутствуют признаки злоупотребления правом.

 

При применении положений ст. 3 Закона № 159-ФЗ арбитражным судам следует иметь в виду, что субъект малого или среднего предпринимательства пользуется правом на приобретение только при условии, что он является арендатором по договору аренды недвижимого имущества (заключенному как с указанием срока аренды, так и на неопределенный срок), действующему на момент принятия соответствующим органом решения о приватизации данного имущества (в том числе и по договору аренды, действие которого возобновлено на неопределенный срок по правилам п. 2 ст. 621 ГК РФ).

 

Если на момент принятия решения о приватизации недвижимого имущества срок договора его аренды истек, но арендатор, несмотря на возражения со стороны арендодателя, не вернул имущество арендодателю, права на приобретение у него не возникает (абз. 6 и 7 п. 1Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2009 г. № 134 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

 

По смыслу ст. 3 Закона № 159-ФЗ и в соответствии со ст. 10 ГК РФ суд вправе признать наличие у арендатора права на приобретение в случае, когда договор аренды был прекращен в одностороннем порядке арендодателем, действовавшим исключительно с целью воспрепятствования реализации арендатором права на приобретение имущества в собственность.

Взыскание на единственное жилье.

Верховный суд рассказал, как обращать взыскание на единственное жилье.

Можно ли изъять у должника единственное жилье, если другого имущества у него нет? Если можно, то как это сделать? Вправе ли суд признать за взыскателем право собственности на указанное помещение? Суды двух инстанций по-разному отвечали на эти вопросы, пока на помощь не пришел Верховный суд.

И. взяла у С. взаймы под проценты 3 млн руб. Этот заём был подтверждён свидетельством Шинкаревой о праве на наследство по закону. В установленный срок долг не вернула и С.обратился в суд. Прикубанский районный суд г. Краснодара вынес решение о взыскании с заемщика 3 455 027 руб. займа и процентов. В отношении И. было возбуждено исполнительное производство, однако имущества, на которое может быть обращено взыскание, выявить не удалось. В связи с этим исполнительное производство было окончено, а исполнительный лист возвращён взыскателю. 

Тогда С. обратился в суд с иском об обращении взыскания на наследство И.– квартиру. Он полагал, что эта квартира выступала обеспечением исполнения обязательств. И. напротив, оспаривала заключение договора залога. Она указывала, что из буквального содержания расписки о получении займа не следует залог объекта недвижимого имущества, не указан предмет ипотеки, его оценка, не проводилась и предусмотренная законом государственная регистрация залога. 

Прикубанский районный суд г. Краснодара отказал С. в иске. При этом суд исходил из того, что спорное жилое помещение является единственным пригодным для проживания, а значит, на него не может быть обращено взыскание.

Краснодарский краевой суд отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил иск С.  Он не просто постановил передать квартиру взыскателю и признать за ним право собственности на нее, но и взыскал с С. в пользу И. 1 140 974 руб. разницы между суммой взысканной задолженности и стоимостью квартиры, определенной на основании товароведческой экспертизы. При этом судебная коллегия исходила из того, что И. в расписке подтвердила заём наследственным имуществом, т.е. фактически указала это жилое помещение как залог. 

Когда дело дошло до Верховного суда, тот обратил внимание на следующее: залогодержатель в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного залогом обязательства приобретает не предмет залога, а право получить удовлетворение из стоимости предмета залога, который с этой целью реализуется. Следовательно, по закону обращение взыскания на жилье должно осуществляться путём его продажи с публичных торгов с определением начальной продажной цены. Однако судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не учла этого и вынесла определение о передаче квартиры в собственность С. минуя публичные торги, что недопустимо.  Конечно, в некоторых случаях удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству может осуществляться путём передачи предмета залога в собственность залогодержателя (п. 1 ст. 334 ГК), однако апелляция не указала на этот случай. Она также не привела закон, которым руководствовалась, передавая предмет залога залогодержателю.  Кроме того, по мнению ВС, апелляция должна была установить характер возникших между сторонами правоотношений и характер взятых на себя сторонами обязательств. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (№ 18-КП 7-216). В настоящее время дело еще не рассмотрено.

С житейской точки зрения сложившаяся ситуация представляется несправедливой. Вероятно, этим и обусловлено то обстоятельство, что в первую очередь ВС обратил внимание именно на нарушение порядка обращения взыскания на предмет залога, и лишь после этого относительно мягко поставил под сомнение оформление залоговых отношений.  ВС подтвердил, что, во-первых, ипотека не может возникать из расписки (наоборот, закон требует соблюдения письменной формы для договора ипотеки), и, во-вторых, предмет ипотеки должен реализовываться на торгах, если только закон не устанавливает иных опций. Примечательно, что суд вообще никак не высказался по поводу отсутствия госрегистрации ипотеки. Этому можно найти два объяснения: либо выявленные нарушения формы договора и порядка реализации заложенного имущества были настолько вопиющими, что внимания судей на государственную регистрацию уже не хватило, либо принцип публичной достоверности реестра ЕГРН утрачивает весомость при разрешении споров о праве на недвижимость. 

На главную страницу